сделать стартовой | добавить в избранное
обитель Игоря Высоцкого и его друзей
На главную страницу стихи проза музон изо фото идеи бытие автора!
новости
история
чтиво
ссылки
Форум

 

АНТИДЮРИНГ

( исторические метаморфозы )
Игорь Высоцкий призывает в соавторы Джеймса Глюка

в содержание

2. ИЗ ИСКРЫ ВОЗГОРИТСЯ ПЛАМЯ

Да восторжествует историческая справедливость!

Вот, к примеру, Маяковский, редактор местного бюллетня. Обыкновенно он весь в работе, некогда ему взгляд на сотрудников поднять; сидит, в монитор пялится, москвошвеек фотошопит. А давеча поднимает свой взор утомленный — перед ним Айседора Дункан красоты неописуемой; тоже перед монитором сидит; губу нижнюю прикусила, то одним плечом вперёд поведёт, то другим... Маяковский осмотрелся — никого в редакции, окромя них; время на часах — далеко заполночь. Шевельнулось что-то у великого пролетарского поэта в области аппендикса. Пощупал — ёжик.

Айседора огромными ресницами хлопает, глаза невинные такие — в хрустальный глаз монитора “Goldstar” пялится; педикюрами своими колдовскими при этом кнопки клавиатурные перебирает, падающими цветными кубиками манипулирует.

Маяковский ёжика из штанов вытащил, в форточку выбросил и заходил по редакции из угла в угол. И вдруг заговорил человеческим голосом:

— Э...

            Хм...

                    Дорогая...

Я ведь

        тоже

                живой человек,

а не облако

        в штанах.

Эти твои

        ёжики,

                кролики...

пираньи

        в чашках

                с кофе...

петарды

            на клавиатуре

и прочие

        гигиенические

                взрывпакеты...

Думаешь,

            не понимаю?

Айседора пронзительно щёлкнула коленкой и откинула со лба бровь. И Маяковский не выдержал этого взгляда.

— Ладно, — сказал он. — Давай свою фотографию, отфотошопю. В следующем номере бюллетня будет на обложке.

— Дурак, — бесцветно сказала Айседора и нажала кнопку “Enter”. Раздался взрыв, другой, третий... посыпались искры из розеток, вспыхнули и завертелись бенгальские огни на вентиляторах, затрещали хлопушки, зашипели и заметались, рикошетя о стены, шаровые молнии, взлетела к потолку гирлянда надутых презервативов... Едва всё стихло, дверь редакции отворилась и в её проёме образовалась лучезарная физиономия Дюринга, коего по великому блату три дня как начальником пожарной охраны устроили.

— Чего это у вас тут искрит? — поинтересовался он с неподдельным интересом. — уж не Аврора ли палит? — С этими словами он ощетинил брови, придал лицу деспотический оттенок и, подняв левый указательный палец правой руки, грозно поковырял им в небо. — Смотрите мне! Из искры возгорится пламя!

Произнеся сие, Дюринг просунулся в дверь, придирчиво осмотрел электропроводку, затем извлёк из заднего кармана жилета смятую самокрутку и, прикурив от занявшегося стола, отчеканил с металлом в голосе:

— С огнём не шути, сгореть можно; с огнём обращайся страшно осторожно!

После чего с достоинством удалился.

— Ну что? Вот так и будем смотреть друг на друга? — всхлипнула Айседора и хлопнула крыльями; воздух тотчас наполнился хрустальным перезвоном осыпающихся с крыл осколков разбитого монитора. Что и взбесило Маяковского:

— О! Айседора! — взревел певец революции. —

О! Дочь дочери Пе!

Дочь дочери дочери Пе!

Фы лилия глаз моих!

Ухо волос моих!

Трр чернильница щёк моих!.. — на этих словах лицо Маяковского деформировала гримаса признания революции. Он остервенело откусил себе ноготь и в сердцах сплюнул:

— Тьфу,

ядрить твою индустриализацию!

Волком бы выгрыз!.. — тут поэт на мгновенье стушевался; он не любил цитировать других, а себя не помнил. Так и не вспомнив себя, зловещим Айсбергом он навис над Айседорой и, взглянув на неё искоса, низко голову наклоня, заговорил экспромтом:

— Стыдно!

        Какая пошлость!

                Какое мещанство!

                        Какая нечеловеческая музыка!

                                Какая глыба!

                                        Какая гадость эта ваша заливная рыба!

В то время, когда русский пролетариат, изнемогая, строит новые горизонты, Вы, Айседора Сидоровна, склоняете лучшего и талантливейшего поэта нашей эпохи к декадентским проблемам пола!

Сущая Лиля Брик,

                        право дело!

Клары Цеткин

                на Вас нет!..

Гневный монолог акына серпа и молота был прерван вторым пришествием Дюринга:

— Тепло у Вас тут, — поводя носом в поисках огонька, заметил он как бы между прочим. — Цигарка у меня погасла, — пояснил. Потом вздохнул обречённо:

— Нет во мне уместного досуга... — и, задумчивый, придавил носком кеда мышь, отброшенную с редакторского стола к двери недавним фейерверком.

— Так это... — тут Дюринг вскинул голову, — Я вот о чём подумал... Ночь всё-таки. Вы не спите, у меня бессонница, хоть я и на службе... А не написать ли нам “Антидюринга”? А? — и глаза его засияли ветхой надеждой.

— Вот! — взвизгнула Айседора и, почти счастливая, послала Дюрингу воздушный поцелуй в рот. — А этот, — она указала босой ногой на айсберг Маяковского, — так вот он!.. Он пудрит мне мозги своим революционным футуризмом с послеобеда! А у меня с утра трубы горят! — в помещении редакции было действительно не продохнуть от дыма. — Ведь видела, — обратила она полный презрения лик к опешившему Маяковскому, — Видела: пузырь из “Ноутбука” доставал! Только не видела, куда спрятал.

Услыхав про пузырь, Дюринг подобрел лицом и проникновенно запричитал:

— Слышь, Серёга... Не жмись. Доставай давай из широких штанин...

Оскорбленный в лучших своих чувствах, поэт революции обволок Айседору паталогоанатомическим взглядом, и понял: как он в ней ошибался!.. После чего медленно и скорбно вывернул из патрона люстры и поставил на продолжающий заниматься стол запотевший флянец “Осеннего”. И, уже окончательно забыв себя, извлёк из дисковода d: белую фарфоровую тарелку с маринованными топинамбурами, а потом, отчаявшись вконец, действительно извлёк из широких штанин полтора килограмма мелко нарезанных солёных огурцов.

Пока Айседора сервировала стол, за окном редакции с лёгким шелестом пролетел Давид Григорьевич Бурлюк, гулко гупнулся в лопухи, немедленно вскочил, поправил в подмышке хрустальный глаз монитора “Goldstar” и посунулся к 53-му.

 

<<< >>>

 

Игорь Высоцкий в рубрике «проза»

  • РАССКАЗЫ
  • ИЛЬЯ ДУВАЛОВ (рассказы о Г.Катеринине)
  • МОЛОКО ЗАКИСАЕТ В ПОЛНОЧЬ (повесть о настоящем человеке)
  • Пераклад на беларускі рамана Баяна Ширянава "ПРАБЕЛ"
  • АНТИДЮРИНГ ( исторические метаморфозы )
  • ( показать все на одной странице )
  • 1. РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ
  • 2. ИЗ ИСКРЫ ВОЗГОРИТСЯ ПЛАМЯ
  • 3. ЛЕНИН В ЗЕРКАЛЕ
  • 4. БРОДИТ ПРИЗРАК ПО ЕВРОПЕ
  • 5. ЛЕНИН В ЗАВЯЗКЕ
  • 6. СИНЯЯ ТЕТРАДЬ
  • 7. ЛЕНИН ВРОЗЛИВ
  • 8. ЛЕНИН И ПЕЧНИК
  • 9. ПОСЛЕДНЯЯ СТАДИЯ ИМПЕРИАЛИЗМА
  • 10. РЕВОЛЮЦИЯ ДОЛЖНА УМЕТЬ
  • 11. ВЫСТРЕЛ АВРОРЫ
  • 12. КАК МЫ В 17-ом ЗИМНИЙ БРАЛИ
  • 13. ЛЕНИНСКИМ КУРСОМ
  • 14. ПОКУШЕНИЕ НА ЛЕНИНА
  • 15. ЛЕНИН И ТЕПЕРЬ ЖИВЕЕ ВСЕХ ЖИВЫХ
  • ЖИЗНЬ НЕВОЗМОЖНА (роман)
  • кОлом-ка редактора (для "Идиота" №39)
  • МЫ ВРЯД ЛИ УВИДИМСЯ ДО САМОГО ЛЕТА ( только письма )
  •  

    Яндекс.Метрика
    .
     Игорь Высоцкий